Как внешне и внутренне надо вести себя в армии молодому призывнику, когда над ним издеваются, бьют, унижают?

— Сначала расскажу одну историю, которую мне рассказала пациентка.

«У нас в Мурманске обычно убивают на Ленинградке (так называется трасса, соединяющая Мурманск и Санкт-Петербург). Трупы потом закапывают в лесу. Я шла по улице, и вдруг рядом остановился микроавтобус. Из него выскочили трое мужчин и затащили меня внутрь. Ко мне относились, как к овце, которую будут забивать. А когда мы выехали за город, я по лицам тех, кто меня держал в машине, поняла, что скоро меня будут убивать. Я начала молиться: "Господи, японимаю, что меня скоро убьют, но я все равно сохраняю любовь к тебе". И вдруг один из уголовников с самым свирепым выражением лица сказал: "Не могу понять, почему я сегодня такой добрый? Бабу отпускаем, пускай живет". Они вытолкнули меня из машины и уехали».

Я думаю, Вы понимаете, что произошло. В критической ситуации сознание тормозится и распахивается наше подсознание. И, если правильно выстраивать эмоционально себя в критической ситуации, за несколько минут можно измениться так, как в обычной ситуации не измениться за 10—15 лет. То, что с нами происходит, определяется нашим внутренним подсознательным состоянием. Одних оскорбляют, других не трогают.

Кто притягивает к себе унижение? Тот, у кого много агрессии в подсознании. Как определить, есть она там или нет? Агрессия рождается повышенной зависимостью. Значит, если Вы часто испытываете страх, обиду, уныние, осуждаете кого-то для ощущения собственного превосходства, то проблемы неизбежны. Поэтому лучшая борьба с окружающим жестким миром — это его изменение.

А изменить мир мы можем только, меняя внутренне себя. Но поскольку процесс собственной трансформации может быть долгим, внешняя защита часто бывает необходима, но выполняться она должна правильно. Главное, что нужно понять: насколько мы искренни и добродушны, настолько эффективней наша защита.

Приведу пример. Месяц назад я подъезжал к своему дому на машине. Проход узкий — слева стоит ряд машин. Я увидел, что одна машина должна выехать из ряда и остановился, чтобы потом занять ее место. И вдруг увидел, как, мигая фарами, навстречу мне едет машина. Я оглянулся назад, чтобы отъехать и уступить ей дорогу, но увидел, что за мной уже стоит микроавтобус. Я помигал фарами впереди стоящей машине, показывая, что отъехать должен он. Но из той машины стал вылезать разъяренный водитель из бывших «братков», вероятно. Я открыл дверь и услышал следующие слова: «Ну ты, урод, ты чего остановился и не проехал, я ведь тебе дорогу уступал».

Раньше у меня была однозначная реакция на оскорбления: или ненависть и желание уничтожить того, кто меня оскорбил, или уныние и депрессия, когда этого нельзя было сделать. А сейчас я высунулся из машины и сказал ему: «Послушай, я тебя умоляю отъехать в сторону, мне нужно припарковаться, поэтому я остановился». Он послушно сел в машину и отъехал назад. Я занял пустующее место в левом ряду и увидел, как он тут же поехал вперед и стал заставлять сидевшего в микроавтобусе мужчину сдать назад. И еще метров 50-70 микроавтобус пятился назад, а владелец легковой упорно поджимал его к выходу.

Я потом разбирал эту ситуацию. В чем суть поведения агрессивного водителя машины? Абсолютность своего желания. Если я хочу, то раздавлю кого угодно, если он мне будет мешать. Был он бандитом или милиционером — это неважно. Это мировоззрение преступника.

Если человек раб своих желаний, он мысленно всегда будет убивать других или себя. А потом это будет происходить в реальности.

Если у меня не было ответной агрессии, значит, зависимость от желаний у меня уменьшилась, и я это с удовольствием про себя отметил. Потом начал диагностировать того парня: у него начались серьезные проблемы после этой ситуации, но об этом он не подозревал. Запас будущего у него был в 3 раза выше среднего уровня. Внутренняя гармония позволяла ему хулиганить и хамить, и все сходило с рук. Лет через 15-20 его мировоззрение и внешнее поведение начали бы потихоньку отравлять внутреннюю гармонию. И тогда постепенно начали бы разваливаться здоровье и судьба. В данной ситуации это произошло за минуту. Запас будущего стал минус 80, как у тяжелобольных людей. Я периодически в течение нескольких дней просмат­ривал его поле. Получалась любопытная картина. Еще 4-5 дней он по инерции меня ненавидел. Тут же шел разворот, и чем больше была его ненависть, тем сильнее он себя убивал. Причем человек внутренне был гармоничен. Поэтому большая часть программы самоуничтожения пошла на детей. Но потом, накопившись, пробила его защиту и вернулась к нему. Я посмотрел его дней через 20. В районе головы поле разорвано. Возможно, смерть от удара в голову.

Что любопытно! Он про меня мог давно забыть, а его душа первые 10 дней испытывала ко мне ненависть, а потом страх. Я сейчас диагностирую его поле. Картина осталась практически той же, то есть большие проблемы он все-таки себе заработал. Так вот, у добродушного, любящего человека повышенное единение с Богом и окружающим миром, и агрессивные эмоции от него отлетают. Чем добродушнее человек, тем опаснее на него обижаться, его обижать или его осуждать.

Есть еще один момент. Я как-то услышал выражение: философа оскорбить невозможно. Почему? Потому что познание и понимание мира невозможно без любви. А для этого нужно внутренне отстраниться от своей жизни, от своего тела, от своих привязанностей. Философ не отождествляет себя со своим телом, со своим сознанием, со своими желаниями, а унизить можно только их. Любовь унизить невозможно. Поэтому унижение иногда полезно, чтобы ощутить свое истинное Я.

Отчего в армии стреляются солдаты? Если в момент унижения сохраняешь любовь, тогда происходит очищение. Если же рождается ненависть, осуждение и обида, то они, во-первых, притягивают следующее унижение, во-вторых, выливаются в агрессивное поведение или к другим или к себе. И тогда солдат берет автомат и стреляет либо в своих товарищей, либо в себя. Порядки в нашей армии извращенные, но такие же порядки и в нашем государстве. Нас каждый день унижают чиновники, бандиты, полубандиты, милиционеры и т. д. И мы ведь как-то живем в этих условиях, более того: выздоравливаем.

Выздоравливаем мы, выздоравливает страна. Постепенно это произойдет и с армией. Еще раз хочу подчеркнуть: любой человек хочет жить. И любой человек интуитивно чувствует, что может поплатиться за унижение гармоничного человека.

Поэтому самая лучшая защита — это, накапливая любовь, преодолевать зависимость от человеческого. В любой армии солдаты проходят через значительное унижение не случайно. Чем сильнее цепляемся мы за свою жизнь, тем больше будет в душе страха, высокомерия, ненависти и уныния. А если для воина собственная жизнь выше всего, то он не подчинится приказу начальника, а в бою, испытывая страх или ненависть, будет никудышным солдатом. И жесткое обращение с военнослужащими имеет определенную цель: уменьшить зависимость от жизни. Поэтому индивидуальность в армии не любят. Такой человек может спорить с начальством, а от него необходимо беспрекословное подчинение в критическую минуту. В военных заведениях учат: если отдал неправильный приказ, не отменяй его, иначе потом тебя перестанут слушаться твои подчиненные. Воинская психология по своей сути в определенной степени ущербна. Поэтому министром обороны должен быть гражданский человек с мышлением политика, а не военного. Схема беспрекословного подчинения распространена не только в армии, но и в восточных странах. Там понятия «унижение» просто не существует. Есть беспрекословное подчинение.

Мне мой приятель рассказал ситуацию, которую он видел в Японии. Идет по коридору начальник предприятия. Все присутствующие работники кланяются ему в пояс. Начальник входит в лифт, двери закрываются, лифт уходит на другие этажи, все служащие продолжают стоять в поклоне, и так стоят еще минут пять. Я удивился: а почему целых пять минут? Мой собеседник объяснил: «А вдруг кто-то "заложит", что один из них сразу разогнулся».

Но вернемся к армии. Ненависть, обида, осуждение — это все попытка защиты, причем самой худшей. Энергия должна идти не на эти самоубийственные формы защиты, а на формирование более эффективных методов. И то, что недавно солдаты в одной из частей объединились и обратились в прокуратуру по поводу унижений, это как раз поиск новых форм защиты через управление и изменение внешней ситуации. Внутренняя ненависть дает внешнюю скованность.

Чем добродушнее человек, тем он бесстрашнее, и тем больше приемов внешней защиты он может создавать. Но еще раз хочу подчеркнуть, что лучшей защитой является соединение с Богом, происходящее в нашей душе при накоплении любви.


8134874077633486.html
8134970101470899.html

8134874077633486.html
8134970101470899.html
    PR.RU™